Статьи

 

УНИКАЛЬНЫЙ ОПЫТ, НОВЫЕ ЗНАНИЯ, СОВРЕМЕННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ

Прямая линия лесной охраны: 8-800-100-94-00

О стратегии и тактике развития лесной науки: интервью с академиком РАН Н.А. Моисеевым

Академик РАН Н.А. Моисеев приветствует директоров филиалов ВНИИЛМ – молодое поколение ученых-руководителей

Николай Александрович Моисеев – единственный из более чем десятка директоров ВНИИЛМ, который проработал в этом статусе самый большой срок – почти два десятилетия (1977 – 1996 гг.). Более того, время его директорства пришлось на самый сложный, наверное, для страны исторический период, включавший разные политические и экономические системы.

 

В год празднования 80-летия института, мы беседуем с академиком о прошлом и будущем, о людях, которые «писали» историю лесной науки в нашей стране, о роли ученых и необходимых условиях для позитивных перемен в лесной сфере.

- Николай Александрович, интересно было бы узнать ваш профессиональный путь до назначения директором ВНИИЛМ.

- По окончании аспирантуры в СПбГЛТУ я был приглашен академиком ВАСХНИЛ И.С. Мелеховым во вновь созданный им в Архангельске институт леса и лесохимии АН СССР. Там я прошел все ступени научной деятельности: от научного сотрудника, заведующего отделом экономики лесного хозяйства и лесной промышленности, ученого секретаря, до заместителя директора по научной работе, а затем и директора института в связи с переходом И.С. Мелехова на работу в Москву заместителем министра Государственного комитета СССР, объединявшего тогда все лесные отрасли. Для меня это была большая школа, которую я прошел под его руководством.

Перед тем, как стать директором ВНИИЛМ, я, по решению тогдашних директивных органов, семь лет работал начальником управления науки, внедрения передового опыта и международных связей Государственного комитета СССР по лесному хозяйству (Гослесхоз СССР) в статусе члена коллегии этого комитета.

Это тоже была большая школа по управлению лесными научными учреждениями всех союзных республик бывшего СССР. При этом я одновременно был 25 последующих лет председателем Совета директоров лесных НИИ, в задачу которого входила разработка планов развития научных исследований и координации по их организации и реализации.

До работы в Гослесхозе, пять лет работал и в самом ВНИИЛМе, организовав лабораторию долгосрочных прогнозов и перспективного планирования лесного хозяйства. Таков был мой путь до того, как стать директором ВНИИЛМ.

Закладка дендропарка, 50-е гг.

- В чем, по вашему мнению, предназначение науки вообще и отраслевой, в частности?

- Тут мне хотелось бы начать вот с чего. На пирамиде Хеопса, по имевшимся сведениям, имела место надпись, что если человечество и погибнет, то только из-за незнания законов развития природы. Предназначение науки в целом и сводится к изучению законов развития природы не только на нашей небольшой планете «Земля», но и в окружающей ее космической среде, чтобы выстраивать правильные взаимоотношения в триаде «человек, общество и природа». Роль науки в этом деле исключительно велика. Именно она является и первопроходцем и навигатором для выстраивания правильных взаимоотношений в рамках названной триады. Пока мы можем только констатировать, что весьма опасна недооценка роли науки, что наблюдается, к сожалению, в России последние два десятилетия.

Что касается лесной науки, то это симбиоз фундаментальной и отраслевой науки применительно к такому сложному объекту управления, как леса планеты, которые являются самым надежным экологическим каркасом, обеспечивающим устойчивость всей природной среды, и одновременно многоцелевым базисом для развития хозяйственной деятельности. Пока мы не можем сказать, что человек и общество в целом ведут себя разумно, что отражено исторически известным афоризмом: «Цивилизациям предшествуют леса, за ними следуют пустыни». И вот тут тоже не лишне подчеркнуть, что принижение роли лесной науки, которая также прослеживается последние годы, имеет очень опасные последствия не только для лесной практики, но и для жизнеобеспечения общества.

Как известно, управление лесами, отличающимися беспрецедентно длительным сроком их выращивания, немыслимо без выработки стратегии развития лесной науки и практики с учетом всего предшествующего исторического опыта. А для этого надо сохранять «историческую память», которая, по словам президента России В.В. Путина, для России является «важнейшим ресурсом». И вот тут как раз, на примере 80-летнего юбилея ВНИИЛМ, следует вкратце напомнить историю развития лесной науки в России для извлечения уроков из нее.

Следует иметь в виду, что в дореволюционный период лесная наука концентрировалась в немногочисленных лесных ВУЗах страны, первенцем среди которых был императорский лесной институт в Санкт-Петербурге, ныне СПБГЛТУ, отметивший в этом году 211 лет со дня основания. При этом базировалась лесная наука преимущественно на экспедиционных исследованиях. Экспериментальная сеть для стационарных исследований в то время только начинала закладываться. Но уже с 30-х годов прошлого столетия, в связи с переходом к форсированной индустриализации всего народного хозяйства, в т.ч. лесных отраслей, пришлось расширять масштабы научных исследований в различных регионах страны. Там, где планировалось расширение лесоэксплуатации, но уже на базе создаваемой сети специализированных научных учреждений и закладки опытных хозяйств при них для выработки правил использования лесов и хозяйства в них. Вот в числе таких специализированных научных учреждений в области лесного хозяйства и был организован вначале Московский, в 1934 году, а затем на базе его, в 1968 году – Всесоюзный научно-исследовательский институт лесоводства и механизации лесного хозяйства (ВНИИЛМ), на которого была возложена роль головного института в отрасли «лесного хозяйства».

- В чем же заключалась эта «головная роль» ВНИИЛМа?

- Прежде, чем ответить на этот вопрос, я должен пояснить, в чем вообще заключается характер научных исследований. Развитие их происходит на основе сочетания двух взаимодополняющих друг друга процессов: дифференциации и интеграции знаний. Первый из них сводится к уточнению того или иного предмета знаний на основе его детализации и соответствующей дифференциации, применительно к конкретным условиям местонахождения леса, как объекта управления. Наши классики, начиная с проф. Г.Ф. Морозова, подчеркивали, что лес – «географическое явление», природа леса определяется всей совокупностью условий его местопроизрастания в рамках всего зонально-типологического разнообразия лесов нашей самой обширной страны в мире. Именно поэтому Г.Ф. Морозов подчеркивал, что правила ведения лесного хозяйства должны быть географически обусловленными с учетом «зональности и типов насаждений». Другими словами, эти правила могут быть только региональными, а «типологическое начало» должно быть руководящим при планировании и организации лесного хозяйства. Такой подход был определен им еще сто лет назад в лекции 1916 г. под названием «О лесоводственных устоях».

Представьте себе, что это элементарное требование до сих пор в должной мере не учитывается на практике, что приводит к негативным последствиям, нередко перечеркивающим или резко снижающим значимость проводимых мероприятий. Вот для изучения природы леса с учетом зонально-типологического разнообразия и создавались региональные научно-исследовательские институты, в задачу которых входила разработка правил ведения лесного хозяйства. Заметим, что еще во времена императора Николая I была выдвинута установка на ведение «правильного лесного хозяйства», т.е. ведение его на основе выработанных «правил».

Здание ВНИИЛМ и дендропарк в 60-е гг.
Здание ВНИИЛМ и дендропарк в 60-е гг.

Для выполнения такой установки еще в советское время и была создана целая сеть региональных НИИ с соподчиненными им лесными опытными станциями и закрепленными за ними опытными хозяйствами в виде лесничеств или даже лесхозов. Но для организации такой сети нужна была стратегия ее развития и размещения на основе интеграции научных исследований, т.е. обобщения имеющихся знаний, выявления слабых сторон, а то и отсутствия тех или иных разделов знаний. Выполнение этой задачи и было одной из начальных функций, которые возлагались на головной институт под руководством федерального органа управления лесами.

В бытность моего первого этапа работы во ВНИИЛМ (1965-1970 гг.) это направление вела организованная тогда много лаборатория «прогнозирования и перспективного планирования лесного хозяйства», которая работала не автономно, а в рамках аналогичных исследований, проводимых во всех других отраслях под руководством КЕПСа, созданного еще в Царское время проф. В.И. Вернадским. В составе ВНИИЛМа эта работа проводилась не только с участием всех научных подразделений института, но и других лесных НИИ, специализирующихся по отдельным направлениям. Например, ЛесНИИЛХ (ныне СПбНИИЛХ) специализировался на охране лесов от пожаров, ЦНИИЛГИС на селекции, генетике и лесном семеноводстве.

Именно на основе предварительно проведенных прогнозных исследований вырабатывалась, затем, стратегия развития лесной науки и практики в виде программ научных исследований на ближайшие 10-15 лет. А уже на их основе – более детализированный план на ближайшее пятилетие. Организация такой работы возлагалась на ВНИИЛМ, как головной институт, и для этой цели в нем был создан отдел планирования, организации и координации научных исследований. Сам ВНИИЛМ и созданный в нем отдел в этом направлении также работал не автономно, а в тесной связи с имевшимися на то время лесными НИИ и ВУЗами, независимо от их ведомственной подчиненности. Для выполнения этой ответственной задачи, по согласованию с руководством Гослесхоза, были созданы и утверждены проблемные научные советы по отдельным разделам лесного хозяйства: лесоводства; лесовосстановления; селекции; генетики и лесного семеноводства; защиты леса от вредителей и болезней; охраны их от пожаров; лесоустройства; механизации лесного хозяйства; экономики лесного хозяйства. В состав этих проблемных советов входили ведущие ученые академических и отраслевых научных учреждений, лесных ВУЗов страны, а также наиболее опытные работники по названным проблемам на практике и в органах управления лесами. Возглавляли эти проблемные советы, как правило, лидеры отдельных направлений лесной науки, но отнюдь, разумеется, не чиновники. В то же время было правилом: прежде, чем передать научные отчеты заказчику, они вначале должны были обсуждаться на этих проблемных советах. Эти же Советы давали рекомендации о приоритетных темах на перспективу и о возможных исполнителях с учетом их компетенции, что исключало широко распространенную ныне коррупцию при нынешних конкурсах, проводимых по ФЗ-94.

Но рекомендации проблемных Советов, что касается перспектив научных исследований, обсуждались на Координационных советах с участием всех руководителей лесных НИИ, а также в органах управления лесами всех союзных республик. Поступавшие предложения анализировались, обобщались и выносились на Научно-технический Совет Гослесхоза, а на заключительном этапе – на расширенную Коллегию Гослесхоза с участием руководителей лесами всех союзных республик, руководителей лесных НИИ и ВУЗов страны.

Именно таким образом раньше разрабатывались программы научных исследований на каждое очередное пятилетие, что исключало мелкотемье, субъективное влияние чиновников разных уровней управления и злоупотребления финансовыми средствами, предназначенными для научных исследований и внедрения итоговых рекомендаций в производство.

Вся вышеизложенная организационная сторона дела возлагалась на ВНИИЛМ, деятельность которого, тем не менее, была открытой и контролировалась органами управления разных ведомств в зависимости от уровня программ и их заказчиков. Например, Минпромнауки, Гослехоз, ВАСХНИЛ, министерства отдельных союзных республик, не говоря уже о хоздоговорных темах республик, краев и областей.

Хорошо известно, что научные исследования и их результаты не ограничиваются административными и политическими границами. Успех их зависит от обмена знаниями и сотрудничества с учеными других стран и в рамках разных международных организаций. Это относится к деятельности всех ученых и организаций в сфере науки и образования. Тем не менее, на ВНИИЛМ, как головной институт, возлагалась обязанность по организации международного научно-технического сотрудничества на двух- и многосторонней основе, вначале в рамках стран – членов СЭВ (Совета экономической взаимопомощи), а затем, после распада СССР, в рамках Международного союза лесных исследовательских организаций (YUFRO) и других международных организаций.

С этой целью на ВНИИЛМ была возложена обязанность стать координационным центром в рамках СЭВ в области научных исследований по названным выше проблемам. В особенности, в области механизации лесного хозяйства, как наиболее капиталоемкого производства, но, вместе с тем, обуславливающего повышение производительности труда и экономию средств в целом по этой отрасли.

Мало того, на ВНИИЛМ была возложена также задача подготовки ежегодного доклада Правительству о состоянии лесов и лесного хозяйства в стране.

На ВНИИЛМ также возлагалась подготовка всесоюзных (затем всероссийских) конференций, выставок, материалов к участию в мировых лесных конгрессах и конгрессах YUFRO.

Я назвал лишь основные функции ВНИИЛМ, как головного института, не говоря уже о том, что он отвечал и за научное обеспечение лесного хозяйства на закрепленной за ним территории лесного фонда.

- А как было организовано это направление работы ВНИИЛМ?

- В сферу деятельности ВНИИЛМ входили леса федеральных округов в «эпицентре внутреннего лесопотребления», включая Центральный, Южный, Приволжский, Уральский. В географическом отношении это были леса южной тайги, зоны смешанных лесов, лесостепи и малолесных районов, исторически освоенных и требующих перехода к интенсивной модели лесоуправления. С этой целью в составе ВНИИЛМ создавались лесные опытные станции: Костромская, Пермская, Башкирская, Уральская, Тюменская, Вешенская (по инициативе писателя М. Шолохова – прим. авт.), Майкопская, СочНИЛОС, преобразованная затем в Кавказский филиал ВНИИЛМ. За каждой ЛОС были закреплены опытные лесные хозяйства, на базе которых и внедрялись разработанные рекомендации. Непосредственно ВНИИЛМ были переданы в управление в качестве опытных хозяйств вначале Пушкинский, затем Загорский (ныне Сергиево-Посадский) лесхоз площадью около 100 тыс. га, а так же Ивантеевский лесной питомник со всей инфраструктурой, обеспечивающей стационарные экспериментальные исследования.

Вручение институту ордена Трудового Красного Знамени; знамя в руках директора, Н.А. Моисеева
Вручение институту ордена Трудового Красного Знамени; знамя в руках директора, Н.А. Моисеева

Рядом с ВНИИЛМом были созданы центральное для всей отрасли конструкторское бюро (ЦОКБ) и экспериментальные мастерские для разработки машин и механизмов в лесном хозяйстве.

Сам ВНИИЛМ первоначально состоял из трех крупных отделений: лесоводственно-биологического, механизации лесного хозяйства, экономики и управления лесами с соответствующим, в каждом из них, комплексом научных лабораторий. Всего в составе ВНИИЛМ и его экспериментальной сети в 1970-1980 гг. работало около 2 тысяч человек, в том числе около 500 человек только научно-технического персонала, в ЦОКБ – 400 человек, в Сергиево-Посадском опытном лесхозе почти 600 человек, остальные – в опытных хозяйствах, закрепленных за лесными опытными станциями.

Вся названная выше структура ВНИИЛМ слаженно вела весь комплекс исследований и разработок региональных систем лесохозяйственных мероприятий (РСЛХМ), включая способы рубок и лесовосстановления, разрабатывала технологии для них, создавала комплекс лесохозяйственных машин и орудий, необходимые нормативные документы, включая инструкции, правила, наставления. Все технологии способов рубок и лесовосстановления с соответствующим комплексом машин демонстрировались на практике в опытных хозяйствах, и уже после апробации передавались для серийного производства и широкого использования на практике.

- Что позволяло в те годы успешно осуществлять такую комплексность, и почему сейчас получается далеко не так, как должно быть?

- Это очень непростая проблема для ее решения не только в науке, но и на практике. В этом отношении я отметил бы два важных аспекта. Во-первых, до сих пор самым слабым местом лесного хозяйства на практике остается несбалансированность проводимых мероприятий, что снижает эффективность не только самой отрасли, но и сопряженных с ней других лесных отраслей.

Чтобы было понятно, поясню, например, какой смысл создавать лесные культуры, если потом на протяжении последующих двух десятилетий не проводить уход за формировавшимися молодняками, что приведет к нежелательной смене пород, что и наблюдается до сих пор на практике. Судьба самих молодняков зависит также от мер по охране их от пожаров, вредителей и болезней, что требует своевременного проведения соответствующих профилактических мероприятий. И так далее по всей цепочке мер, вплоть до окончательной рубки, способы которой опять-таки должны определяться способами возобновления леса и ухода за ним. Недаром на этом требовании сформулирован еще проф. Г.Ф. Морозовым тезис: Рубка – синоним возобновления леса.

Чтобы исключить этот серьезный недостаток в работе всей отрасли лесного хозяйства, надо было разработать и дать соответствующие рекомендации, исправив при этом само понятие «лесного хозяйства». Ведь эта отрасль материального производства предназначена для воспроизводства тех ресурсов и услуг леса, как продуктов труда этой отрасли, на которые предъявляется спрос для жизнеобеспечения общества не только в настоящее время, но и на будущее. Но в связи с долгосрочным периодом выращивания, лес, как основное средство производства, надо направленно формировать для тех целей, которые и определяются характером спроса сейчас и на будущее с помощью сбалансированных внутри себя систем лесохозяйственных мероприятий. А так как лес – явление географическое, как я уже говорил, то такие системы должны быть региональными, сформированными, как подчеркивал проф. Г.Ф. Морозов, на зонально-типологической основе. Методология формирования таких региональных систем лесохозяйственных мероприятий (РСЛХМ) с учетом целевого назначения лесов и была разработана во ВНИИЛМе под нашим общим руководством с проф. А.В. Побединским, а также с участием В.И. Суворова, В.И. Желдака и В.С. Чуенкова. Она была утверждена и руководством Госкомитета СССР по лесу, а позже руководством Министерства природных ресурсов РФ уже в период перехода к рыночной экономике. На основе этих методических рекомендаций региональные НИИ для закрепленной за ними территории лесного фонда разработали региональные системы ведения лесного хозяйства. Сами по себе эти системы представляют целостную совокупность взаимообусловленных мер в лесном хозяйстве, включая способы рубок, возобновления, ухода за лесами, профилактические меры по защите лесов от вредителей и болезней, охраны лесов от пожаров. Такие системы, в свою очередь, обуславливают соответствующие технологии и весь комплекс технических средств. По заявлению председателя Госкомлеса СССР академика РАН А.С. Исаева, этим основополагающим документом должны были руководствоваться все руководители областных и краевых управлений лесами.

Второй аспект проблемы заключается в том, что разработка системы лесохозяйственных мер, технологий и технических средств, их апробация и использование на практике должны осуществляться в тесном взаимодействии не только соответствующими подразделениями внутри ВНИИЛМ, но и между соответствующими институтами лесного хозяйства и лесной промышленности. Такая кооперация сотрудничества была тогда налажена и приносила свои плоды.

Отмечу, например, что ВНИИЛМ тесно сотрудничал с головным институтом лесной промышленности – ЦНИИМЭ, в т.ч. на базе закрепленных за ними опытных предприятий. При этом согласовывались системы машин и механизмов, разрабатываемых обоими институтами для своих отраслей, особенно, что касалось тяговых средств, используемых на лесозаготовках и при лесовосстановлении. По рубкам промежуточного пользования аналогичное сотрудничество успешно осуществлялось с Латвийским институтом «Силава».

Показательны примеры этого сотрудничества. Например, предложенные способы рубок и лесовосстановления в лиственно-хвойных насаждениях рассматривались в конце 80-х гг. на выездном совместном заседании коллегий Госкомитета СССР по лесу и Минлеспрома СССР на базе опытных объектов Костромской ЛОС ВНИИЛМ. Предложенные рекомендации были одобрены обоими ведомствами и предложены для широкого использования их на практике.

Аналогичный успешный альянс сотрудничества был осуществлен в горных лесах Кавказа на базе СочНИЛОС ВНИИЛМа и Кавказского филиала ЦНИИМЭ с использованием канатных установок и вертолетов. Эти рекомендации демонстрировались потом с показом в естественных природных условиях для участников расширенного заседания Исполкома YUFRO, который представляли руководители научных учреждений разных стран и континентов мира. Аналогичная демонстрация совместных ВНИИЛМ и «Силава» разработок технологий и технологических средств по рубкам ухода представлялась на международных конференциях YUFRO в 80-90-х гг. на базе Сергиево-Посадского опытного лесхоза ВНИИЛМ и на опытных объектах Латвии.

Должен подчеркнуть особо, что на протяжении всего периода 70-90-х гг., несмотря на периодическую смену руководителей лесного хозяйства страны, с их стороны, тем не менее, ВНИИЛМу и другим отраслевым НИИ лесного хозяйства уделялось большое внимание. Сами министры и ответственные работники аппарата лично участвовали в демонстрации и приемке разработанных технологий и систем машин на базе опытных и производственных объектов. Можно без преувеличения сказать, что последние десятилетия ХХ века для лесной науки и практики России были апогеем их развития.

- Что произошло потом? Опираясь на опыт прошлого, как вы оцениваете состояние лесной науки и практики в последние 10-15 лет?

- Чтобы не допустить противопоставления того, что было прежде, и того, что есть теперь, я, для начала, сошлюсь на общую критическую оценку положения лесных дел, в т.ч. в науке, высказанную президентом России В.В. Путиным на выездном заседании президиума Госсовета в прошлом году (11.04.2013 г.) в Улан-Удэ: «Для того, чтобы достичь прорыва, надо развивать научный потенциал отрасли. Сегодня эта сфера находится в плачевном состоянии. Число научных сотрудников сократилось в 50 раз. Исследовательские коллективы распылены и выполняют только краткосрочные заказы. Стагнация отраслевой науки консервирует нашу отсталость и на мировом лесном рынке». После таких слов комментарии, как говорится, излишни…

Но объективности ради надо сказать, что ВНИИЛМ пострадал за последние два десятилетия, может быть, в меньшей мере, чем другие отраслевые научные учреждения. Тем не менее, численность научно-технического персонала нашего института сократилась примерно в два раза. При этом упразднены отделения механизации лесного хозяйства, ЦОКБ, экспериментальные мастерские, выведены из подчинения ВНИИЛМу опытные лесные хозяйства в Сергиевом Посаде и в селекционном Ивантеевском лесном питомнике, поредела сеть и лесных опытных станций. Все это, конечно, ослабило потенциал института, особенно, что касается влияния науки на производство, ибо все его разработки требовали технологического оснащения. Что такое современные технологии без новых машин и механизмов, которые раньше институт сам разрабатывал и испытывал их на собственной экспериментальной и опытной базе?! Может быть, сегодня кто-то это делает за него? Ничего подобного! Все лесные отрасли России стали заложниками дорогой импортной техники. И отнюдь не потому, что отечественная техника была непригодной. Просто «дикий рынок» развалил в стране лесное машиностроение.

Аналогичные эксперименты сверху произведены и в других отраслевых институтах, только с гораздо большим сокращением их численности. Например, СевНИИЛХ – бывший институт леса и лесохимии АНСССР, в котором я начинал свою деятельность, за последние два десятилетия сократился в 4 раза, и это для громадной территории лесов Европейского Севера, где институт должен осуществлять научное обеспечение лесного хозяйства, находящегося ныне в крайне неудовлетворительном состоянии.

Только удивление может вызывать ликвидация ВНИПомлесхоза, в Красноярске – головного института лесопожарного профиля, несмотря на то, что пожары являются главным бедствием для лесов Сибири и Дальнего Востока.

Но самые катастрофические масштабы разрушения отраслевой науки прошли в лесопромышленном комплексе. Утратил свое значение ЦНИИМЭ – бывший флагман лесной промышленности страны, с которым сотрудничал ВНИИЛМ. По существу, осталась только одна вывеска от некогда головного института лесопильно-деревообрабатывающей промышленности ЦНИИМОД, переведенного в свое время из Химок в Архангельск. Нелучшую судьбу разделил с ним и ВНИИБ – бывший головной институт целлюлозно-бумажной промышленности, являющийся самым узким местом лесопромышленного комплекса страны, сдерживая его развитие.

Причина такого резкого спада отраслевой науки – в характере радикал-либеральных реформ, последовавших за «лихими 90-ми». Об этом кратко и емко сказал академик РАН О.Т. Богомолов, почетный директор Института международных экономических и политических исследований РАН: «Неправильная идеология привела к выбору неправильной экономической модели, и теперь мы пожинаем горькие плоды такого выбора». По его мнению, реформаторы «продолжают уповать на свободный рынок», тогда как «по данным опроса Института социологии РАН, подавляющее большинство населения России выступает за модель с социальной ориентацией экономики и регулирующей роли государства во многих областях жизни общества». «Нужна продуманная стратегия развития общества и экономики».

О том, что неотложно требуется в лесном секторе, исчерпывающе сказал на упомянутом заседании Госсовета в Улан-Удэ В.В. Путин: «Очевидно, что должностные лица, которые отвечают за развитие лесного сектора, не справляются с поставленными перед ними задачами, полагаю, Правительству нужно принять соответствующее кадровое решение, и сделать это нужно как можно быстрее. При этом, конечно, только одних кадровых перестановок недостаточно, чтобы радикально изменить ситуацию в отрасли. Нужна современная государственная лесная политика в целом, необходим четкий план действий, основанный на полной и достоверной информации о состоянии леса. И главное, напряженная, скоординированная, честная, заинтересованная работа всех структур, занятых в лесном секторе».

В дополнение к этому я бы добавил, что немало полезных сторон из ранее изложенной деятельности ВНИИЛМа и других отраслевых институтов России можно и нужно использовать и в будущем. Особенно, что касается организации, планирования и координации научных исследований, экспериментальной и опытной базы, без которой не будет успеха в использовании научных достижений для лесной практики. Нельзя забывать того, что было успешным.

Должен отметить, что в отмеченный мною период апогея развития лесной науки и практики в нашей стране ряд положительных сторон были использованы и в США. Об этом я могу судить, будучи первым председателем советско-американской рабочей группы по сотрудничеству в области лесного хозяйства. Американская делегация, возглавляемая руководителем федеральной лесной службы США во главе с проф. Макгвайром, весьма заинтересованно отнеслась к передовому опыту России в области защитного лесоразведения, организации и техники борьбы с лесными пожарами и ряду других достижений, используя их затем и в своей практике.

Ряд крупных международных конференций, проведенных в рамках YUFRO на базе ВНИИЛМ, поднял престиж не только самого института, но и всей отечественной лесной науки на мировой арене. Будучи десять лет членом исполкома YUFRO (1976-1985 гг.), я мог судить об этом по заинтересованности зарубежных организаций в приглашении наших ученых на проводимые ими мероприятия и в рамках YUFRO, и на двухсторонней основе.

- Николай Александрович, вернемся к 80-летию института. Скажите, как вы оцениваете состав ученых ВНИИЛМа, - кто стоял у истоков, и кто продолжает их дело потом?

- Когда мы говорим о коллективе ВНИИЛМ как головного института отрасли «лесного хозяйства», надо иметь в виду, что его представителями являются сменяющие друг друга поколения ученых, создававшие фундамент отраслевой науки. Хотя наука и является продуктом коллективного труда многих ученых, но, тем не менее, она всегда личностна; особый вклад вносят самые выдающиеся из них. Но и они, несомненно, пользуются трудами своих предшественников. Приобрели известность слова Фарадея: «Мы велики, потому что стоим на плечах гигантов». Но нельзя не упомянуть и признания лидера отечественного лесоводства проф. Г.Ф. Морозова: «Мне доставляет величайшую радость сознание того, что я стою на плечах предшественников и что в то же время я, по-видимому, сумел в некоторых отношениях продвинуть дело вперед».

Зал Ученого совета ВНИИЛМ
Зал Ученого совета ВНИИЛМ

Я могу судить о коллективе ВНИИЛМ, начиная с 1965 г., когда начал работать в нем. Но я знаю и многих тех людей, которые в институте работали до этого. Нельзя забывать, что подбор кадров для того или иного учреждения всегда начинается с подбора руководящего состава ученых. Ошибка на этом участке может повлиять на эффективность всего учреждения. В частности, руководителем должен быть человек, не только уже проявивший себя в науке, но и обязательно обладающий организационными способностями. Одним словом, руководитель института должен объединять в себе успешного ученого в профиле учреждения и одновременно весьма способного организатора. Образно говоря по аналогии, он должен быть «дирижером большого симфонического оркестра, владеющего знаниями всей «партитуры» исполняемого произведения, и способного организовать всех участников «оркестра» для должного исполнения своего произведения. Оборачивается трагедией для науки, когда руководители вышестоящих органов недопонимают или, тем более, игнорируют это ключевое условие в кадровой политике. В качестве исторического примера можно напомнить, что именно проф. В.И. Вернадский посоветовал И.В. Сталину в качестве руководителя в области атомной энергии поставить И.В. Курчатова. И это был безошибочный шаг. Известна определяющая роль С.П. Королева на посту генерального конструктора в области космонавтики.

Обращаясь к составу руководителей ВНИИЛМ, в качестве примера можно отметить, что в ряду их стояли известные в научном мире люди. Назову хотя бы академика А.Б. Жукова, который потом был руководителем института леса Сибирского отделения АНСССР, академика ВАСХНИЛ Н.П.Анучина, сочетавшего руководство на постах директора ВНИИЛМа и одновременно академика-секретаря ВАСХНИЛ, члена-корреспондента ВАСХНИЛ А.Д. Букштынова, как директора ВНИИЛМа, удачно подобравшего нынешнее месторасположение ВНИИЛМ и построившего его здание. Все названные мною для примера руководители ВНИИЛМ имели большой опыт в научной и практической деятельности и хорошо ориентировались в области лесной политики на разных уровнях управления лесами.

Что касается научного состава коллектива, то здесь так же были «звезды» первой величины. Взять хотя бы академика ВАСХНИЛ А.С. Яблокова – выдающегося деятеля в области лесной генетики, селекции и семеноводства. Крупный деятель в области лесной таксации и лесоустройства А.В. Тюрин, ученик проф. М.М. Орлова, корифея в этой области, в 1943 г. был приглашен в качестве зав. сектором экономики и организации лесного хозяйства ВНИИЛМ (до этого он был деканом и ректором Воронежского лесного ВУЗа – прим. авт.). В ряду крупных ученых – проф. К.Б. Лосицкий, который был заместителем директора ВНИИЛМ и курировал многие подразделения института. Не останавливаясь на детальных характеристиках личностей первых поколений ВНИИЛМ, в их числе надо назвать известных ученых: В.Н. Тимофеева, В.А. Гумана, В.И. Иваненко, В.И. Рутковского, А.А. Ильинского, Д.И. Дерябина, Н.П. Георгиевского, Е.Д. Годнева, Ф.Н. Харитоновича, П.Б. Юргенсона, Ф.М. Курушина.

Их последователями потом стали выдающиеся ученые, руководители научных подразделений ВНИИЛМ: А.В. Побединский, В.И. Суворов, Н.П. Калиниченко, С.Л. Иванников, Е.Н. Проказин, А.Н. Федосимов, А.С. Чуенков, В.В. Загреев, И.В. Туркевич, А.А. Цымек. И.В. Тропин, Ф.С. Кутеев, Н.И. Лямцев, А.Д. Маслов, Г.А. Ларюхин, В.В. Черышев, П.П. Корниенко, Л.Н. Прохоров, В.И. Казаков, Е.И. Сериков, Г.М. Климов, И.Б. Бартенев, А.Б. Клячко.

Важный вклад в организационную сторону развития института обеспечивали А.С. Агеенко, как руководитель отдела координации, и ученые секретари института разных поколений - Н.А. Недвецкий, Г.И. Андреева, С.Ю. Цареградская. Я не касаюсь здесь сотрудников, пришедших позже в институт за последнее десятилетие.

Хочу сказать и о тех ветеранах института, на плечах которых держалась вся инфраструктура управления, связанная с материально-техническим обеспечением и так называемой «хозяйственной частью», включая капитальное строительство. Ведь рядом с институтом был построен целый жилой поселок городского типа для сотрудников института, столовая, здание ЦОКБ и почвенного канала, гараж для автопарка, котельная и т.п. Руководителями этой части в статусе заместителя директора института в разное время были: М.Б. Мкртчян, Л.И. Сахаров, Н.А. Бондарь, продолжающий и ныне работать в этой должности. Их труд, безусловно, способствовал и способствует успеху научной деятельности института.

- Какие хочется высказать пожелания коллегам-ученым в связи с юбилейной датой?

- Да, на юбилей принято желать что-то особенное. Но, касаясь моих пожеланий, следует иметь в виду, что это мой родной институт и все работающие в нем люди, разумеется, мне близки, тем более, что я по-прежнему не порываю с ними связи. Для сослуживцев я и раньше говорил и повторю сейчас, что для научно-исследовательского института очень важна благоприятная атмосфера, располагающая к творчеству. Научное учреждение – это ведь «не казарма».

Во ВНИИЛМе, несмотря на окружающую непростую обстановку, климат всегда сохранялся благоприятным для творчества, уважительным ко всем сотрудникам. Во многом благодаря тому, что руководители института сами выросли внутри его коллектива. Поэтому им, к счастью, по-прежнему удается сохранять ту неповторимую атмосферу, благоприятствующую творчеству. И это вселяет уверенность, что ВНИИЛМ был, есть и будет, оправдывая свое назначение еще долгие и долгие годы.

Беседовала Светлана Софинская

Фото Анатолий Урюпин

Деятельность

Материалы

События

Контакты

Главная

Как нас найти

Как найти ВНИИЛМ