Home

Аctivities

Announcement

2017 – the year of the Environment and protected areas

The favorable interaction of living organisms and their communities between themselves and with the environment – ecology and protected areas will be dedicated to the year 2017 in Russia, according to the Decree of the President. Activities within the designated theme will be organized on two main areas: the development of the protected area system and the environment in General.

Welcome to VNIILM (ARRISMF)

ALL-Russian Research Institute for Silviculture and Mechanization of Forestry (VNIILM)

Russian Research institute for Silviculture and Mechanization of Forestry (VNIILM) was founded in 1934 under the resolution of the USSR government of September 19, 1934.

VNIILM is a significant federal state institution leading in forestry provides scientific methodological impact on forest study and forest problem solutions in our country.

More than one generation of outstanding famous scientists and high quality forest experts in various areas worked on successful solutions of complex problems at the Institute. 2 members of the USSR Academy of Sciences, 6 members of the USSR Academy of Agricultural Sciences, 7 members of the RAEN, 5 honoured masters of science and engineering, 5 recipients of the State prize are among them. Research leaders of departments and creative teams have PhD and candidate of Science degrees.

Science development at our Institute is associated with the names of such outstanding researchers as A. Turin, A.Zhukov, K.Lositsky, A.Pobedinsky, A.Yablokov, VShumakov, A.Ilinsky, N.Moiseev, N.Anutchin, V,Zagreev, V,Tchuenkov, S.Dusha-Gudim, I.Maradudin, P.Voronkov, V.Suvorov to name a few.

The Institute comprises 8 research departments, 12 laboratories, 6 sectors: research coordination, standartization and post graduate course department, forest payment management and price monitoring center, forestry standartization information and reference center, forest radiology information analytical and research international center, international cooperation information management center: 4 branches – forest experiment stations (FES) – South European research FES, Central European FES, East European FES and Siberian FES. VNIILM total staff is 260 employees including 11 PhDs, 62 candidates of sciences, 17 officers have honorary titles of “Distinguished Forester of the Russian Federation”, “Distinguished Economist of the Russian Federation” and “Distinguished Engineer of the Russian Federation”.

Read more...

Error
  • Error loading feed data

Лесные войны: антагонисты против интервентов

Поводов для оптимизма мало, но не стоит впадать и в уныние – ученые ВНИИЛМ готовы возродить и усовершенствовать самые действенные методики борьбы с насекомыми-вредителями.

Фото 1. Китайский эулофид откладывает яйца в куколку вредителя; макросъемка, автор фото Ю.А. Сергеева

В пышной июньской зелени вдоль дорог особенно явно обозначились погибшие от златки ясени – сухие ветки, словно костлявые мертвые руки. Среди дубрав и рощ грибникам вдруг открывается безысходно-унылое поле пеньков – результат сплошных рубок после короеда-типографа. Практически на нет сводит все губернаторские акции «Посади свой лес» и «Восстановим леса вместе» рыжий сосновый пилильщик, уничтожая даже не успевшие толком прижиться сосновые саженцы. А на подходе – сосновый семенной клоп, грозящий оставить нас вообще без семенного фонда сосны… Печальный список можно продолжать, и это речь идет о Подмосковье. В других регионах ситуация, подчас, еще хуже. Вспомнить только самшитовую рощу под Сочи – гордость местных жителей, от которой теперь остались лишь объеденные «под ноль», когда-то уникальные деревья.

Фото 2. Гусеницы самшитовой огневки «доедают» уникальную тисосамшитовую рощу в Хосте

Такой массированной атаки биологических интервентов, как стали все чаще называть завезенных к нам извне насекомых, а, говоря по-научному, – инвазивных организмов, российские леса не испытывали давно. И причина не только в изменении климата. Застрявшие в кабинетах бумаги – на руку вредителям. Пока у чиновников суть да дело, у них – круглосуточное питание и быстрое размножение. Без регистраций, каталогов, испытаний и тендеров.

Но в случае с насекомыми – лучше поздно, чем еще позднее. Развитие биологического направления в защите леса надо продолжать, у нас для этого есть все необходимое – это мнение эксперта. Руководитель лаборатории биологических методов защита леса ВНИИЛМ Юлия Сергеева недавно представила свой доклад о значимости биометодов на самом высшем уровне. В своем интервью она рассказала о потенциале ученых института в деле развития лесозащитного направления.

 

Фото 3. Юлия Сергеева, кандидат биологических наук, руководитель Лаборатории биологических методов защиты леса ВНИИЛМ

- Юлия Анатольевна, биометод – это что-то новое или хорошо забытое старое?

- Биологическая борьба или биометод – это, по определению, стратегия борьбы с вредными организмами, использующая живых естественных врагов, антагонистов, конкурентов или другие самовоспроизводящиеся организмы. Биометод известен и применяется очень давно. В мировой практике используют около 2 тысяч наименований биологических агентов, то есть организмов, уничтожающих вредных насекомых. Сейчас в мире нарастает интерес к биометоду, поскольку с 2007 года в странах ЕС предусмотрено значительное ограничение содержания химических препаратов в среде обитания человека.

В бывшем СССР были разработаны 13 биопрепаратов, из них 6 вирусных, которые сейчас вообще не применяются. Не потому, что они плохие, просто вовремя не провели их перерегистрацию. В последние десятилетия не проводились работы по созданию биологических средств от вредителей вообще. Это объясняется как экономической ситуацией, так и тем, что лесное хозяйство России не имеет стабильного спроса на биологические средства защиты леса – в силу неравномерности возникновения вспышек размножения тех или иных видов насекомых. К настоящему моменту разрешено применение для защиты леса только 2 (!!) бактериальных препарата. А вредителей – … и не сосчитать!

- А нет ли универсальных антагонистов, которых можно использовать против целого ряда вредных насекомых, особенно, – «из-за бугра»?

- Универсальных не бывает, но настоящим открытием в этом плане стала для нас мини-оса, называемая китайским эулофидом. Крохотное насекомое показало небывалую эффективность в борьбе с несколькими видами опасных вредителей леса – это и дубовая листовертка, и шелкопряд-монашенка, и американская белая бабочка, самшитовая огневка. Думаю, есть и другие.

Еще один большой плюс данного метода – мы научились экономично и быстро выращивать особей эулофида в институте, в лабораторных условиях. Так что при условии создания сети биолабораторий, «полезное» насекомое можно будет оперативно размножать и выпускать в леса. Это будет серьезным заслоном как инвазивным, так и местным вредителям.

- Наши леса постоянно кто-то ест – шелкопряды, огневки, листовертки и златки! Не успели мы оправиться от короеда, как с юго-востока области надвигается новый «опустошитель» – рыжий сосновый пилильщик. По данным Комитета лесного хозяйства Московской области, пилильщиком сегодня заражено уже более 140 тысяч гектаров леса! После таких новостей опускаются руки…

- У нас один только один правильный выход – еще интенсивнее проводить научные разработки для поиска эффективных биологических средств по борьбе с насекомыми. Но поскольку использование биометодов не конкурентоспособно с химическими и бактериальными препаратами, работы по внедрению в практику биотехнологий должны проходить при поддержке государства – как собственника леса, заинтересованного в его сохранении наиболее экологичными способами. И как только государство стало уделять этому чуть больше внимания, результаты сразу появились.

В 2013 г. во ВНИИЛМе был создан Центр приоритетных биотехнологий в защите леса, согласуясь с федеральными Программами «Био-2020» и «Биотех-2030». Центру уже удалось добиться многого, даже за два года. Разработана технология мелкосерийного размножения энтомофагов против стволовых вредителей, много наработок по китайскому эулофиду, в одной «связке» с ним налажено конвейерное размножение индийской бабочки-павлиноглазки – насекомого-хозяина. И вирусный препарат против рыжего соснового пилильщика у нас уже создан. Но самое сложное – это официальная регистрация. Бюрократические «испытания» по времени (и нервотрепке) значительно превосходят научно-экспериментальные.

- А сколько, в среднем, нужно времени, чтобы создать полноценный биопрепарат для защиты леса от определенного вредителя?

– Примерно 2 года на поиск эффективного вируса или энтомофага, уничтожающего данный вид вредителя, и где-то 2-3 года на апробацию готового биосредства в природных условиях. Не быстро, конечно, но выбор у нас небольшой – смотреть, как все уничтожается, либо действовать. Пусть медленно, зато с хорошим заделом на будущее. Ведь если организовать по всем лесистым регионам биолаборатории и снабдить их готовыми биотехнологиями, в уныние начнут впадать вредители.

Фото 4 и 5. Применение вирусного препарата против гусениц рыжего соснового пилильщика: до, после